Новый Москвич: что Renault может вывести на рынок под старым брендом

В начале октября 2015 года российский автомир облетела новость – компания Renault подала в Роспатент заявку на регистрацию товарного знака «Москвич». Что стоит за этим шагом, и каковы его возможные последствия? Делимся информацией и соображениями.

Для начала вспомним во всех подробностях ситуацию – то есть пробежимся по тому, о чем в начале октября писали СМИ. «Застрельщиком» выступило агентство городских новостей «Москва», сообщившее, что 7 октября ЗАО «Рено Россия» подало заявки на регистрацию товарного знака «Москвич» и его эмблемы. Указывалось также, что бренд регистрируется во всех возможных вариантах написания названия за всю историю существования автомобилей Москвич.

В заметке, в частности, приводилась цитата из заявки, поданной на регистрацию: «Заявляется словесное обозначение «Москвич» и Moskvich, изобразительное обозначение, представляющее собой оригинальную фигуру в виде замкнутой изогнутой линии, представляющей собой композицию из оригинальных фигур». Опустим сомнительную литературность фразы – суть передана довольно точно. Речь, очевидно, об эмблемах со словом «Москвич», а «оригинальная фигура в виде замкнутой изогнутой линии» – это, вероятнее всего, не что иное, как эмблема самого завода, с 1994 года сменившего вид собственности и переименованного из АЗЛК в ОАО «Москвич». С такой эмблемой выходили в свет все последние машины Московского автозавода – вплоть до банкротства предприятия в 2006-м.

 

После этой публикации автомобильные ресурсы принялись тиражировать новость о возможном возрождении марки «Москвич», а также пытаться проводить параллели с ранее звучавшими заявлениями, делать предположения о том, как будет происходить это возрождение, и зачем оно нужно. Например, «Ведомости» получили подтверждение факта подачи заявки у представителя «Рено Россия», а также привели слова аналитика «ВТБ Капитал» Владимира Беспалова о том, что советский бренд мог понадобиться французам, дабы они могли отделить свои среднеценовые машины от бюджетных путём увода последних под бренд Москвич. Цитата того же Беспалова в «Известиях» более полная – названы, собственно, модели Renault, которые в России могут перекочевать под марку Москвич, – Logan, Sandero и Duster.

Эти предположения вполне имеют право на жизнь – у Renault в России действительно есть некоторые сложности с позиционированием продукта: едва ли человеку, покупающему кроссовер Koleos за полтора миллиона рублей, нравится, когда его, пусть даже косвенно, ассоциируют с тем, кто купил Logan в стандартной комплектации, – в конце концов, и тот, и другой произносят фразу: «У меня Renault». Но с трудом можно представить себе ситуацию, когда указанные бюджетные модели в одночасье начинают продаваться в России под возрождённой советской маркой. Ведь тот, кто выбирает Logan, ещё вчера приобретал иномарку (даром что собранную в Тольятти или Москве), а сегодня он покупает, пусть и новый, но… Москвич? Марка, конечно, имеет в мире раллийную славу… Впрочем, не слишком ли давно это было? Для большинства наших сограждан, особенно для самого платёжеспособного поколения 30-40-летних, слово «Москвич» ассоциируется не только и не столько с культовыми «четырёхсотыми», элегантными «четыреста седьмыми» и прогрессивными ранними «четыреста двенадцатыми», сколько с последними моделями умирающего ОАО конца девяностых-начала «нулевых» с их сомнительным дизайном, архаичной начинкой и отвратительным качеством сборки.

 

Renault Logan первого поколения, производящийся на московском заводе Renault, – один из весьма вероятных кандидатов на выпуск под маркой Москвич.

Конечно, в случае, если французы решатся-таки на перезапуск советского бренда, это будут совершенно другие автомобили, но едва ли они, мягко говоря, сразу начнут продаваться лучше, если просто сменят бренд Renault на Москвич. Единственный автомобиль, который почти не пострадает от такого «дауншифтинга», – это старый Logan, который продолжает выпускаться в Москве, в то время как нынешнее поколение делают в Тольятти на АВТОВАЗе.

Спрос на «ещё те» Логаны настолько устойчивый, что их, кажется, можно выпускать почти под любым брендом. И ведь этот Логан – больший «москвич», чем какой-либо ещё из современных автомобилей: он начал производиться на «Автофрамосе» (так до 2014 года назывался завод «Рено Россия») ещё десять лет назад, в 2005-м!.. Но, если перед Renault действительно стоит задача перевода целого ряда моделей под бюджетный суббренд, в роли которого выступит Москвич, компании придётся действовать более хитро.

 

На фото: Renault Sandero

Одной из возможных стратегий для Renault может стать внедрение в российскую программу производства модели еще более дешёвой, нежели хэтч Sandero и седан Logan. После отказа от концепции ультрадешёвого автомобиля для России в лице самого Логана французская компания возвращалась к этой идее не единожды, но дальше громких заявлений и неопределённых слухов дело ни разу так и не пошло.

Однако сейчас, если такой автомобиль, выпускаемый под отдельным брендом, окажется достаточно хорош и будет принят рынком, он наработает положительный имидж «нео-Москвичу», и тогда «под его крыло» на волне этого успеха можно будет постепенно перевести Logan в одной или двух из нынешних ипостасей, Sandero с модификацией Stepway и, чем чёрт не шутит, даже кроссовер Duster.

Такой шаг будет хотя бы отчасти выглядеть как расширение модельного ряда Москвича за счёт более статусных и комфортабельных автомобилей. Насколько это получится реализовать – зависит от маркетологов Renault, но в принципе задача не выглядит нерешаемой. Но вот в чем загвоздка – где взять тот самый «стартовый» автомобиль – стоящий меньше, чем Sandero/Logan, хотя бы теоретически воспринимаемый россиянами как «новый Москвич» и способный если не взорвать, то серьёзно подогреть рынок?

 

На фото: Renault Duster

В первую очередь взглянем на модельный ряд румынской Dacia – под этой маркой Logan, Sandero и Duster продаются в Европе. Но не в России, где модельная линейка Renault тоже довольно длинная, и «отсечение» от неё лоу-коста так и напрашивается. Так почему бы не сделать это «по образу и подобию» румынской Dacia? Но у Дачии, кроме известных на нашем рынке упомянутых машин, есть только пара минивэнов Dokker и Lodgy, которые в своё время пришли на смену Daсia Logan MCV, также известного на ряде рынков как Renault Logan MCV.

У нас эта модель, как мы знаем, превратилась в Lada Largus, и французам наверняка не даёт покоя успех «обрусевшего» универсала повышенной вместимости. Очень может быть, что мысли откусить кусок пирога от этого упущенного некогда сегмента российского рынка у них есть, да только вот Dokker и Lodgy едва ли годятся в качестве конкурентов Ларгусу – они попросту заметно дороже. И по этой же причине не подходят в качестве первого (да и какого угодно вообще) «нового Москвича».

 

На фото: Dacia Dokker

А почему бы французам не последовать примеру партнёров по альянсу Renault-Nissan, которые использовали платформу Lada Granta для запуска в России марки Datsun? Ведь Датсун – самый свежий пример удачного в целом введения в структуру марки низкоценового суббренда. Казалось бы, нужно ещё раз взять платформу Гранта-Калина, заложить какую-нибудь собственную «фишку» (скажем, использовать кузов Калины-универсала, упирая на высокую утилитарность в сочетании с «бюджетностью»), перелицевать автомобиль в духе некоего «нового Москвича»… Сценарий выглядит не слишком вероятным, потому что вызывает сразу несколько вопросов.

 

На фото: Dacia Lodgy

Первый из них: где выпускать такой «Калино-Москвич»? На мощностях АВТОВАЗа, вместе с двумя моделями Datsun, Калиной и Грантой? ВАЗовский цех СКП «Калина», где они производятся, никогда ещё не работал со стопроцентной загрузкой, но с нынешней, лишь недавно обновлённой программой выпуска, ещё одну полноценную модель он едва ли потянет. К тому же у ВАЗовцев в планах на ближайшие год-полтора значится фейслифт Гранты и Калины, и в свете «перенастройки» линии сборки под эти задачи ввод в производство абсолютно новой модели, да ещё под чужим брендом, едва ли сильно нужен АВТОВАЗу. Ещё менее уместной представляется передача производства такого автомобиля на московский завод «Рено Россия», который, помимо прочего, в значительной степени «заточен» под производство машин на совсем другой платформе – логановской B0.

 

На фото: Lada Granta

Второй вопрос: нужна ли в России ещё одна Гранта-Калина? Будет ли она продаваться на фоне Lada и Datsun, являясь, как ни позиционируй, их копией? Можно было бы дистанцироваться от обоих брендов, пойдя на тотальную перекройку ВАЗовского кузова, но это, в свою очередь, может повлечь и изменения по платформе, а значит, «потащит» вверх себестоимость автомобиля и, в конечном итоге, его цену. И тут мы подходим к третьему и, пожалуй, самому важному вопросу: а годится ли в принципе платформа Granta/Kalina в качестве базы для бюджетного суббренда Renault? Ведь первый «новый Москвич», как мы предположили выше, должен быть автомобилем дешевле седана Logan и хэтчбека Sandero – а машины под маркой Lada и Datsun являются их одноклассниками, сравнимыми по цене.

 

На фото: Lada Kalina в кузове универсал

Даже без серьёзной «перекройки» платформа Гранты слишком дорога, чтобы быть «новым Москвичом». Вспомним также и то, что в иерархии альянса марка Nissan позиционируется чуть выше, чем Renault, – соответственно, и суббренд у французов должен быть немного «скромнее», чем у японцев, – то есть не пересекаться (или, по крайней мере, не совпадать полностью) по ценовому коридору, дабы минимизировать конкуренцию внутри Альянса. Можно ли так точно спозиционировать «новый Москвич» на платформе Lada, чтобы он был чуть дороже (и лучше) Lada, но чуть дешевле Datsun? Едва ли.

Из чего же французам сделать «новый Москвич»? Остались ли у них варианты? При более пристальном рассмотрении глобального арсенала Renault выясняется, что остались. По крайней мере – теоретические. Стоит задуматься, где ещё, кроме России, машины низкого и отчасти среднего ценового сегмента продаются именно как Renault, а не как Dacia? Ведь в ряде регионов это вполне логично: там выгодно продавать машины под брендом с мировой известностью (пусть даже большинство моделей – из недорогих), а сами модельные ряды достаточно компактны, так что никаких бюджетных суббрендов в принципе не нужно. Конечно, это Южная Америка, присутствие в которой альянс Renault-Nissan в последние годы всеми силами пытается усилить.

Вот, например, модельный ряд Renault в Перу: Logan, Sandero, Stepway (выделенный в отдельную модель, без приставки «Сандеро» в названии), Duster, Fluence, Koleos. Всего шесть моделей. А вот, скажем, Бразилия – там французская марка представлена почти так же, только в компанию к Sandero и Stepway добавлен спортивный Sandero RS… Но есть в бразильской линейке ещё один автомобиль – пятидверный хэтчбек Clio второго поколения. Эта машина производится в Бразилии, поставляется также в Аргентину, но главное – она стоит дешевле бразильских же Sandero и Logan. Возможно ли, чтобы этот автомобиль начали собирать в России и сделали первым возрождённым Москвичом?

Идея не кажется такой уж дикой, если как следует рассмотреть детали. Клио второго поколения – суперпопулярный автомобиль, его производство для Европы начали в 1998-м, в 2001-м запустили модернизированную версию, а прекратили делать всего три года назад, в 2012-м, под занавес выпустив ностальгическую версию «ByeBye».

Соответственно, некоторое время второй Клио выпускался и продавался одновременно с третьим. В 2012 году производство переехало в Бразилию, где Clio II обрёл полноценную новую жизнь – тут его наверняка будут делать долго. Для южноамериканского рынка заслуженный автомобильчик «перелицевали», постаравшись приблизить облик к только что вышедшему на мировой рынок четвёртому Clio. Но самое любопытное выявляется, если взглянуть на платформу Clio II.

 

На фото: «Москвич-Клио»

Как-то сформировался стереотип, что платформу B0, основу «бюджетников» французской марки во всём мире, подарили французам румыны с их Dacia Logan. На самом же деле всё не совсем так: французы возродили Dacia исключительно в своих интересах – как раз чтобы продавать «бюджетники» не под маркой головного бренда. А румынский инженерный штат в своё время лишь талантливо поработал с хорошо известным материалом – основой для платформы B0 послужила «тележка» хэтчбека Clio II.

Итак, второй Клио – прародитель В0. С нынешним уровнем технологических методик ничто не мешает делать сейчас эту машину на полноценной платформе B0 – произвести т.н. обратное заимствование компонентов, полное или частичное. Реношникам, кстати, подвластны и более сложные фокусы – не секрет, что кроссовер Captur в версии для России вообще сменит платформу – вместо «тележки» от актуального, четвёртого поколения Clio будет платформа Дастера – то есть опять-таки вариант «B0». Сейчас уже понятно, что о запуске производства именно этой машины в России говорил в марте 2015 года Жан-Кристоф Кюглер, топ-менеджер евразийского отделения Renault.

 

На фото: «Москвич-Клио»

С добавлением в российскую линейку нового симпатичного кроссовера (пусть и на старой доброй платформе B0) вопрос об отделении бюджетных моделей станет ещё более актуальным, и в Renault наверняка готовы к этому. На каких мощностях выпускать Captur и гипотетический новый Moskvich? Сейчас на «Рено Россия» уже доставлено новое оборудование – скорее всего, отчасти и под выпуск моделей, о которых мы говорим. Кроме того, у Renault в России есть полностью готовая к запуску сборочная линия – правда, находится она в Ижевске и планировалась, предположительно, под выпуск среднеразмерного кроссовера Kadjar, делящего одну платформу с Nissan Qashqai. Этим планам не суждено было сбыться, на ижевскую промплощадку активно зашёл российский партнёр по альянсу АВТОВАЗ, «Иж-Авто» переименовался в Lada Ижевск… А сборочная линия Renault осталась незагруженной, и планы по её переносу на московский завод недавно всерьёз обсуждались. Почему бы так и не сделать? Вот и мощности под выпуск и Captur, и Moskvich, и чего угодно ещё, если оно базируется на «тележке» В0.

 

На фото: «Москвич-Клио»

Ещё одним подспорьем в налаживании производства новых Москвичей может быть реализованная идея полноценного автокластера, в котором участвуют Renault и компания «Альфа Автоматив Технолоджиз» (ATT), специализирующаяся на выпуске автокомпонентов, порядка 70% которых сейчас закупает, собственно, ЗАО «Рено Россия». И это даже символично, ведь сам завод ЗАО «Рено Россия» располагается на территориях бывшего ОАО «Москвич», и там же, после реконструкции ещё одного старого корпуса, планируется заложить основу нового автокластера. Удачная платформа, проверенная временем конструкция, максимально локализованное производство компонентов – это ли не секрет успеха нового «бюджетника», коим может стать первый «нео-Москвич»?

 

Фирменный знак Aleko, под которым делались Москвичи на экспорт. Права на использование знака сейчас принадлежат Volkswagen.

Между прочим, Клио второго поколения тоже вполне себе «москвич» – в том смысле, что он, как и Logan сейчас, в начале «нулевых» выпускался на «Автофрамосе», так тогда назывался московский завод ЗАО «Рено Россия». Правда, это был седан Clio Sуmbol, и это была всего третья модель Renault, запущенная в России, после Renault Megane и Renault 19… Не сказать, чтобы тот получившийся из харизматичного хэтчбека странноватый седан был в России слишком популярным, несмотря на достаточно невысокую цену. Что касается хэтчбека второго поколения Клио, то в России его почти не знают, и лёгкий фейслифт плюс грамотное позиционирование вполне могут сделать из этой машины тот самый «новый Москвич». Пятидверный хэтчбек (как-то сама собой вспоминается байка про появление задних дверей у Москвич-400), моторчики 1,0-1,2 литра, простая, но ладная внешность… Цена – ниже, чем у пары Sandero/Logan, хватит и пары комплектаций с «разбегом» от 370 000 до 400 000 рублей. Мечта дачников преклонного возраста, студентов и молодых семей с ипотекой?

 

Эмблема МЗМА. Права на использование принадлежат Volkswagen.

Впрочем, всё может оказаться гораздо проще – в плане перевода под бренд Москвич французы в обозримом будущем ограничатся одним лишь дорестайлинговым Логаном. А то и вовсе положат до поры до времени зарегистрированные товарные знаки на полку – так же, как это сделал Volkswagen, получив в 2010 году права на использование импортных обозначений Москвича – речь о эмблемах «Алеко» и «Aleko» – а в 2012-м завладев ещё и правами на эмблему МЗМА (так прежде назывался АЗЛК) со Спасской башней.

Да и вообще истории с «возрождением» той или иной отечественной марки то и дело всколыхивают автомобильную общественность, но дальше наступает тишина. Например, ничем в разное время заканчивались попытки «перезапустить» Руссо-Балт и Чайку, да и исход истории с Volga Siber тоже удачным никак не назовёшь. А некоторые марки, по всей вероятности, никто возрождать и вовсе не собирается. Есть, например, Победа (права использования принадлежат «Группе ГАЗ») или Жигули (как и Москвич до подачи заявки французами, этот знак сейчас не принадлежит никому), но, скорее всего, эти автомобильные бренды, как и многие другие, навсегда ушли в историю. Может быть, там им и место?


Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *